На других языках

Форма входа

Категории раздела

Облако тегов

Помощь проекту

WebMoney

Яндекс-Деньги

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 132

Музыка

Друзья сайта

ТрадициЯ. Русская энциклопедия! Рубеж Севера www.nastavlenie.ru Спорт, Зож, sXe НСН Венед Русская цивилизация Информационно-справочный интернет-портал ПАТРИОТ ПОМОРЬЯ
Главная » Статьи » Мои статьи

Самодержание и прогресс
Одним из главных "аргументов" противников монархической формы правления является аксиоматическое, с их точки зрения, утверждение о том, что самодержавный строй является тормозом экономического, социального и культурного развития. Российскую империю они отождествляют с "безнадежной промышленной, научной и технической отсталостью, массовой безграмотностью, беспросветной нищетой и рабским гнетом". Со школьной скамьи подсоветскому и постсоветскому "гордо звучащему человеку" внушалось, что революция была единственным способом спасти Россию от гибели, к которой вел ее "старый режим". Однако, обратясь к беспристрастным статистическим данным дореволюционной жизни нашей страны, мы с полной очевидностью убеждаемся, что именно во времена монархии Россия достигла таких показателей действительного прогресса, какие и не сняться "борцам за лучшее будущее всего человечества" или радетелям "нового мирового порядка".

Обратимся, для примера, к двум последним предреволюционным царствованиям - Императоров Александра III и Николая II, которых, пожалуй, больше других республиканские "историки" обвиняют в реакционности и неспособности соответствовать требованиям современности.

ФИНАНСЫ

Прежде всего, посмотрим на финансы. Сравним хотя бы данные за 1881 и 1894 гг. о капиталах акционерных банков коммерческого кредита. За этот период их основной капитал вырос с 87,343 млн. рублей до 116, 957 млн. руб., т.е. на 133%, запасной капитал с 8,397 млн. руб. до 32, 059 млн. руб., т.е. на 389%, а специальный капитал с 640 тыс. руб. до 4, 198 млн. руб., т.е. на 655, 93%. Баланс операций таких банков поднялся с 404, 405 млн. руб. в 1881 г. до 800,947 млн. руб., т.е. почти вдвое.

Собственные капиталы крупных акционерных банков с 1893 по 1913 г. выросли на 400%. Вклады в такие учреждения выросли к 1917 г. более чем на 700%.

Огромный успех был достигнут и учреждениями ипотечного кредитования. К 1 января 1881 г. ими было выпущено в обращение закладных листов на 904 743 млн. руб., а к 1 июля 1894 г. - уже на 1 708 805 975 руб., т.е. более чем на 188%. Причем курс этих процентных бумаг вырос на 10%.

Одна только учетно-ссудная операция Государственного банка достигавшая к 1 марта 1887 г. 211,5 млн. руб., повысилась к 1 октября того же года, т.е. всего за 6 месяцев, до 292, 3 млн. руб., т.е. на 38%.

С 1893 по 1915 г. общая сумма акционерных капиталов выросла на 345%.

Данные об исполнении государственного бюджета свидетельствуют, что в отличие от эпохи нынешних реформаторов, Императорская Россия строила свою политику не только на бездифицитных бюджетах, но и на принципе постоянного накопления финансовых ресурсов. В 1893 г. государственный доходы составили 1 045 685 472 руб., тогда как расходы - 946 955 017 руб., при чем, если расходы с 1880 г. выросли на 36,2%, то доходы увеличились на 60,6%. Профицит бюджета позволил обеспечить русские бумажные деньги золотым наполнением более чем на 100%. Надежность российских бумажных денег была настолько велика, что даже в период русско-японской войны и революции 1905-1907 гг. обмен кредитных билетов на золото не приостанавливался.

К концу июля 1914 г. бумажных денег было в обращении на сумму 1,633 млрд. руб., тогда как золотой запас составлял 1,74 млрд. руб.

Превышение государственных доходов над расходами составило в 1908 г. 30 млн. руб., в 1909 г. - 75 млн. руб., в 1910 г. - 308 млн. руб., в 1911 г. - 416 млн. руб. и в 1912 г. - 335 млн. руб.

Рост государственных доходов за все время царствования Николая II составил 300%. Земские и городские сметы выросли в 5 раз.

Вместе с тем Россия не знала никакого налогового напряжения. Более того, были снижены железнодорожные тарифы и отменены выкупные платежи за земли, отошедшие к крестьянам по реформе 1861 г., а с 1914 г. - все виды питейных налогов. В 1885 г. было прекращено взимание подушной подати. Основной казенный налог на землю не превышал в среднем 13 коп. с десятины, местные земские налоги в среднем выражались в 52 коп. с десятины. Налог с доходов рабочих составлял около 10 руб. в год, при поденной заработной плате 1,1 руб. и более, т.е. менее 5 %. До 1917 г. русские налоги были самыми низкими в мире. На одного жителя в России приходилось 3,11 руб. прямых и 5,98 руб. косвенных налогов, т.е. 9,09 руб. в год. В то же время в "прекрасной" Франции налоги составляли 22,25 руб. (12,25 руб. прямых и 10 руб. косвенных), в "свободной" Англии - 42,61 руб. (26,75 прямых, 15, 86 косвенных).

Необычайно быстрый рост государственных доходов сопровождался и возрастанием накоплений частных лиц. Сумма вкладов в сберегательные кассы, где сосредотачивались средства, главным образом, молосостоятельных классов населения, определявшаяся в 1881 г. в 9 995 225 руб., к 1 августа 1894 г., т.е. всего за 13 лет, выросла до 329 064 748 руб., т.е. на 3 292,21%. К 1913 г. она достигла 2 миллиардов, а к 1917 - 5, 225 млрд. руб. Таким образом, данный показатель за 36 лет вырос более чем в 522 раза. С 1894 по 1913 г. сумма вкладов и собственных капиталов в мелких, учрежденных на кооперативных началах, кредитных учреждениях выросла с 70 млн. руб. до 629 млн. руб., т.е. на 898 %, а к 1 января 1917 г. - до 1,2 млрд. руб., т.е. за период одного царствования - в 17 раз.

К 1 января 1917 г. сумма вкладов в Государственном и частных банках, превышала 8,5 млрд. руб., а, считая и вклады в сберегательных кассах и учреждениях мелкого кредита, - сумма народных сбережений превышала 15 млрд. руб.

Иностранные инвестиции за 1887-1913 гг. увеличились со 177 млн. до 1960 млн. руб. Общий объем зарубежных вложений составлял 9-14 % всех промышленных капиталов, что, впрочем, было нормой для основных западноевропейских стран.

ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

В 1815-1861 гг. число фабрик и заводов в России увеличилось в 3,5, а число рабочих - в 3 раза.

За последнее четырехлетие перед I Мировой войной количество вновь учрежденных акционерных обществ, а это не были перестроечные карлики с громкими именами, увеличилось на 132%, а вложенный в них капитал почти учетверился. Средний рост производственных фондов за 1885-1913 гг. составлял 596 %, или 7,2 % в год, что выше, чем в США за тот же период.

В 1910 г. было учреждено 104 новых акционерных обществ с общим капиталом 119,3 млн. руб. (царских рублей, а не "ельцинок-многонулевок"), в 1911 г. - 166 обществ с капиталом 185,3 млн. руб., в 1912 г. - 202 обществ с капиталом 233,5 млн. руб., в 1913 г. - 240 обществ с капиталом 403, 1 млн. руб. С 1911 по 1913 г. основной капитал главных русских машинных заводов возрос от 120 до 220 млн. руб.

Концентрация производства на промышленных предприятиях России была самая высокая в мире. В 1910 г. 53% русских промышленных рабочих работало на предприятиях с числом занятых свыше 500 человек, в США соответствующий показатель составлял 33%. На предприятиях с числом рабочих свыше 1000 человек в России было занято 44 % рабочих, что в 2 с лишним раза больше, чем в американской промышленности. Заводов-гигантов с числом рабочих свыше 5000 человек насчитывалось в Германии в 1907 г. всего 12, тогда как в одном Петербурге их было 14, а по всей России - 35.

За 1885-1913 гг. прибыль по отношению к основному капиталу составляла 16%, а реальный прирост основных капиталов достигал 7,2%.

В период с 1885 по 1913 г. производительность русских предприятий выросла в 5 раз, превысив темпы роста всех стран мира. Годовое производство фабрик и заводов, состоящих в заведовании Министерства финансов, исчислялось в 1879 г. в 829, 1 млн. рублей, а в 1890 г. уже - в 1 263 964 000 руб. (52% роста).

С 1880 по 1893 г. рост производства составил: чугуна - 159%, железа - 66%, стали - 95%, соли - 84%, каменного угля - 110%, нефти - 1468%, керосина - 978%.

С 1894 по 1914 г. рост производства составил: чугуна - 250%, железа и стали - на 224%, соли - 42, 5% , нефти - 65%, сахара - 245%, хлопка - 388%, меди - 375%, золота - 43%. Прирост добычи каменного угля за этот период составил 306%. В Донецком бассейне добыча возросла более чем в 5 раз. Разрабатывались также торфяные залежи, производились изыскания горючих сланцев. С 1895 по 1914 г. производство такого стратегически важного металла, как марганец выросло в 5 раз. Благодаря проведенной мелиорации, сбор только туркестанского хлопка вырос в 1894 -1913 гг. в 6 раз.

Быстрыми темпами развивалось машиностроение. Так, с 1894 по 1916 г. рост производства машин составил 410%, а производства сельскохозяйственных машин с 1893 по 1913 г. - 659%. Удельный вес производства средств производства достиг 43% всей промышленной продукции, 63% оборудования и средств производства, необходимых промышленности, производились внутри страны. Ежегодно обновлялось около пятой части технического парка машин.

Текстильная промышленность в период между 1894 и 1911 г. удвоила свое производство. Урожай хлопка в 1913 г. полностью покрывал потребности русской легкой промышленности. Льняная, шерстобитная и шелковая промышленность за время царствования Императора Николая II увеличила объемы производства на 75-80%.

Именно в царской России приступили к электрификации Волховских порогов и разработан план электрификации Днепра.

Протяженность железных дорог с 1881 по 1894 г. выросла на 55,7%, а к началу I Мировой войны на 348,57%. Всего русская железнодорожная сеть (не считая Финляндии и Манчжурии) составляла 74000 верст, а вместе со строящимися - 92000 верст. Великий Сибирский путь, строительством которого непосредственно руководил Цесаревич Николай Александрович, имел протяженность 8000 верст и был самым длинным в мире. Тотчас же по окончании войны было намечено к постройке еще 70000 верст магистралей. При этом, исходя из расчета одинаковой покупательной способности рубля, постройка одного километра железной дороги обходилась Царской России в 74000 руб., тогда как при советской власти 790000 руб. Русские железные дороги были самыми дешевыми и самыми комфортабельными в мире, и, тем не менее, доходы от них позволяли на 4/5 выплачивать государственный внешний и внутренний долг. С января 1895 г. вступил в силу новый железнодорожный тариф, исключительно выгодный для путешествующих на дальние расстояния. Паровозы, вагоны и рельсы производились в основном на русских заводах.

С 1894 по 1914 г. удвоился торговый флот. Его тоннаж достиг 783 тыс. тонн. Пароходов в 1895 г. было 2539, а в 1906 г. уже 4317. Речной флот России, удвоившийся в 1894-1914 гг., был самым большим в мире. Добыча рыбы составляла 70 млн. пудов в год и более.

Протяженность телеграфных проводов увеличилась с 313 тыс. верст в 1894 до 660 тыс. верст в 1910 г. Количество почтовых отправлений с 1890 по 1910 г. выросло в 5,35 раза, а телеграмм - в 3,42 раза.

Прочное место завоевала Россия и на мировом рынке. Годовой оборот внешней торговли превысил 1 млрд. руб. и давал России ежегодный актив от 150 до 200 млн. руб. С 1886 по 1913 г. из России было вывезено товаров на 25,3 млрд. руб., а ввезено только на 18,7 млрд. руб., чем был обеспечен приток золота и валюты в страну в размере 6,6 млрд. руб. Русский торговый баланс был активным в отношениях со всеми странами за исключением США, Египта (откуда ввозился хлопок) и Китая (чай). Оборот судов в русских портах достигал 10 млн. тонн.

Накануне революции русское сельское хозяйство процветало. В 1894-1914 гг. урожай злаков удвоился. Урожай одной ржи вырос с 2 млрд. пудов в 1894 до 4 млрд. пудов в 1913 г. Более чем в два раза вырос сбор пшеницы и ячменя. Площадь посевов сахарной свеклы - на 150%. За тот же период число лошадей выросло на 37%, рогатого скота - на 63%. Даже в период I Мировой войны поголовье скота, несмотря на реквизиции для нужд армии, увеличивалось.

В 1913 г. урожай главных злаков в России был на 30% выше, чем в США, Канаде и Аргентине вместе взятых. Излишки сельхозпродукции экспортировались. Так, только в одну Англию Россия вывозила муки и зерна в 1908 г. - 858.279.000 фунтов, в 1909 г. - 1.784.288.000 фунтов, а в 1910 г. - 2.820.049 000 фунтов. Россия поставляла 50 % мирового вывоза яиц. В 1908 г. яиц было вывезено 2.589.000.000 штук, а в 1909 г. - 2.845.000.000 штук. Вывоз масла (главным образом из Сибири) давал дохода более 70 млн. руб. Успехи были настолько велики, что на русской промышленности совершенно не отразился кризис 1911-1912 гг., поразивший Европу и Америку. Не приостановил поступательного развития и неурожай 1911 г.

К 1913 г. Россия достигла еще невиданного в ней уровня материального преуспеяния. Период с лета 1912 по лето 1914 г. явился поистине высшей точкой расцвета русского хозяйства. Заметно повысился общий уровень благосостояния. Потребление сахара выросло с 25 млн. пудов в 1894 до 80 млн. пудов в 1913 г., т.е. в 3, 2 раза. Потребление чая выросло с 40 млн. кг в 1890 до 75 млн. кг в 1913 г., т.е. на 87 %. В городах белый хлеб стал соперничать с черным. В царствование Николая II потребление мяса и мясных продуктов возросло примерно в 2 раза. В городах среднедушевое потребление мяса составляло 88 кг в год (в среднем в США - 71,8 кг) В Петербурге эта цифра составляла 94 кг, во Владимире и Вологде - 107 кг, в Воронеже - 147 кг. Здесь необходимо не забывать, что в Царской России соблюдение постов было правилом, т.е. в течение продолжительных периодов мясо не употреблялось вовсе.

О повышении уровня благосостояния свидетельствовал и неуклонный рост дохода от винной монополии( (вызвавший такие нарекания с моральной точки зрения), удвоение производства пива и увеличение спроса на вино. В то же время уровень потребления спиртных напитков с 1894 по 1904 г. уменьшился с 7 до 7, 4 литров в год. В это время во Франции пили в 6, в Италии - в 5, в Англии - в 3, а в Германии в 2 раза больше, чем в России.

РАБОЧИЙ ВОПРОС

Заработная плата русских рабочих с 1901 по 1912 г. выросла более чем в 2,2 раза. По данным фабричной инспекции их средний заработок в 1912 г. составлял 255 руб. в год. Рабочие на электростанциях получали в год в среднем 447 руб., на машиностроительных заводах - 425 руб. По официальным расчетам страховых присутствий по исчислению пенсий, поденная опала труда чернорабочих в 1913-1914 гг. составляла 1,2 руб. в Одессе, 1,1 руб. в Санкт-Петербурге. Согласно данным Московской торговой палаты и Московского отделения Министерства труда в июле 1914 г. дневной заработок плотников и столяров составлял 1,6-2 руб., землекопов - 1,3-1,5 руб., каменщиков и штукатуров - 1,7-2,4 руб., маляров и обойщиков - 1,8-2,2 руб., кузнецов - 1-2,25 руб., печников и трубочистов - 1,5-2 руб., слесарей - 0,9-2 руб., чернорабочих - 1-1,5 руб. Реальный размер зарплаты можно проиллюстрировать информацией Московской городской думы о ценах на август 1914 г. за 1 фунт: черного хлеба - 2,5 коп., белого хлеба - 5 коп., говядины - 22 коп., телятины - 26 коп., свинины - 23 коп., селедки - 6 коп., масла - 48 коп., карамели - 30 коп., чая - 4,5 руб. Мужской костюм стоил 40 рублей, мужская обувь - 12 рублей за пару, ведро керосина - 1,7 руб., аршин ситца - 11 коп., хлопчатобумажной материи - 15 коп., сукна - 2 руб.

Цены на продукты были настолько доступны, что даже в период I Мировой войны, несмотря на призыв огромного числа сельских работников, недостатка в продовольствии не ощущалось. Об этом свидетельствует небывалый рост вкладов в сберегательные кассы: в декабре 1914 г. - 29 млн. руб., против 0,7 млн. в декабре 1913 г., и за первые две недели 1915 г. - 15, 3 млн. руб. против 0,3 млн. руб. того же периода 1914 г. Потребление сахара в 1915 г. выросло до 24,4 фунтов на душу населения против 18 фунтов до войны. С учетом цен, реальный размер зарплаты в России опережал уровень оплаты труда в Англии, Германии и Франции.

Императорское социальное законодательство было самым прогрессивным в мире. Это заставило тогдашнего президента США Тафта за два года до I Мировой войны публично заявить, что "Император создал такое совершенное рабочее законодательство, каким ни одно демократическое государство похвастаться не может". Еще в царствование Александра III был запрещен ночной труд женщин и малолетних (с 9 вечера до 5 утра), регулировались условия найма, законодательно предусматривались меры по предотвращению несчастных случаев, была учреждена фабричная инспекция для контроля за выполнением законов об охране труда. Николай II также уделял огромное внимание рабочему вопросу. Внутренний распорядок работы был подчинен надзору фабричных инспекторов, детский труд до 12-летнего возраста - запрещен. Размеры штрафов не могли превышать 1/3 заработка, причем каждый из них должен был быть утвержден инспектором. Штрафы поступали в особый фонд, предназначенный для удовлетворения нужд самих рабочих. На предприятиях, имеющих более 100 работников, вводилась бесплатная медицинская помощь, охватывавшая уже к 1898 г. более 70% трудящихся. Было введено страхование рабочих за счет работодателей, которые должны были выплачивать пособие и пенсию потерпевшему от несчастного случая или членам его семьи (в размере 50-60% содержания рабочего). Владельцы предприятий обязаны были выплачивать работникам пособие по временной нетрудоспособности, длящейся более 3 дней.

В 1912 г. было введено обязательное страхование рабочих от болезней и от несчастных случаев, охватывавшее 2,5 млн. человек (т.е. подавляющее большинство). Организуются больничные кассы, 40% бюджета которых формировались за счет предпринимателей.

2 июня 1897 г. был принят закон об ограничении рабочего времени. Был установлен максимальный предел рабочего дня, составлявший для взрослых мужчин 11, 5 часов, а в субботу и предпраздничные дни - 10 часов. 10-часовой предел вводился и для работ, хотя бы отчасти производившихся в ночное время. Чуть позднее был законодательно установлен общий 10-часовой рабочий день. Примечательно, что во Франции в это время он составлял 12 часов. В Англии, Германии и США вообще не существовало законодательных ограничений рабочего времени. В Италии такое ограничение (12 часов) было введено только для женщин. В отличие от стран, русским работникам оплачивались праздничные коронационные дни. У промышленных рабочих число нерабочих дней составляло 100-110, а у крестьян даже до 140 в год.

В 1903 г. вводятся рабочие старосты, избираемые работниками на цеховых собраниях. Уровень безработицы был значительно ниже, чем в других странах, и даже в Москве и Петербурге не превышал 1-2%.

КРЕСТЬЯНСКИЙ ВОПРОС

В начале 1890-х гг., вопреки распространенным представлениям, в европейских губерниях из 381 млн. десятин земельной площади только 55 млн. принадлежало дворянам. В Сибири, Средней Азии и на Кавказе дворянское землевладение вообще отсутствовало. Для скупки дворянских земель был учрежден Государственный Крестьянский банк, продававший крестьянам землю в рассрочку на исключительно выгодных условиях. Предоставлялся долголетний кредит, доходивший до 90% стоимости земли при чрезвычайно низком проценте (4,5%, включая погашение). В царствование Николая II крестьяне с помощью банка приобрели 15 млн. десятин земли и собственными средствами, без помощи банковского кредита - 25 млн. десятин. Размер кредитов на приобретение земли вырос с 222 млн. руб. в 1901 г. до 1.168 млн. руб. в 1912 г.

9 ноября 1906 г. вышел Указ, согласно которому каждый домохозяин, владеющий наделом в общине, имел право требовать укрепления в его личную собственность причитающейся ему части земли. Выделенная земля становилась уже не временным семейным владением, как прежде, а частной собственностью домохозяина, который мог распоряжаться ею по собственному усмотрению. Чтобы предотвратить скупку земли лицами, к крестьянскому сословию не относящимися, ее можно было продавать лишь лицам, приписанным к общине, закладывать только в Крестьянском банке либо завещать по обычному праву ближайшим наследникам. Закон имел огромный успех. Тотчас же было подано 2,5 млн. прошений в 463 специальные комиссии, занятые проведением земельной реформы. И, хотя многие крестьяне, не из самых трудолюбивых, опасались выхода из общины, т.к. она обеспечивала круговую поруку в уплате податей, уже в 1913 г. 2 млн. семейств получили наделы. За несколько лет до I Мировой войны 13% земель, принадлежавших общинам, перешли в собственность крестьян.

Исследователи аграрной реформы - датчанин Вит-Кнудсен (в 1913 г.) и немец Прейер (в марте 1914 г.) отмечали успех закона 9 ноября - "переворота, не отстающего по своему значению от освобождения крестьян". Известный английский писатель Морис Беринг, проведший несколько лет в России и хорошо ее знавший, весной 1914 г. писал в книге "Основы России": широкие массы, крестьянства находятся "в лучшем экономическом положении, чем когда-либо".

К 1916 г. только в 50 губерниях европейской России в собственности крестьян и казаков было около 172 млн. десятин земли. Другим же сословиям принадлежало 85 млн. десятин, из которых 18 млн. составляли владения мелких владельцев, обрабатывающих землю без помощи наемной силы. Таким образом, на долю крупных землевладельцев приходилось 67 млн. десятин, большая часть которых была под лесом или в аренде.

40 млн. десятин сибирской земли, принадлежавших лично Николаю II, были безвозмездно переданы им в крестьянский земельный фонд. На личные же деньги Государя в уступленных им областях были проведены дороги, построены школы, церкви и больницы.

Накануне революции крестьянам принадлежала на правах собственности вся пахотная земля в азиатской России и на началах владения и аренды - 90% в европейской части страны.

Широко использовалось переселение крестьян из европейской России в Сибирь, начавшееся после окончания строительства Великого Сибирского пути. Желающие переехать надолго освобождались от всех налогов. Они бесплатно получали в собственность участок земли в 15 гектаров на душу и 45 гектаров - на семью. Каждой семье выдавалось пособие в 200 руб. Перевозка до места поселения осуществлялась за государственный счет. В Сибири были устроены казенные склады сельскохозяйственных машин, снабжавшие население земледельческими орудиями по крайне низким ценам.

ОБРАЗОВАНИЕ

К 1894 г. только в 9 российских университетах обучалось 14.327 студентов; вместе со специальными вузами (техническими, военными, художественными и т. д.) их число достигало 25-35 тыс. В средних учебных заведениях (их было около 900), а уровень образования в них вполне мог соперничать со многими современными институтами, обучалось 224 тыс. человек (из них в женских 75.500; по количеству учащихся женщин, Россия занимала первое место в Европе). В низших учебных заведениях всех видов (около 72.000) обучалось 3,6 млн. детей.

К 1 января 1912 г. общее количество учащихся уже превышало 8 млн. человек. В это число не входит 1 млн. учившихся в частных и иноверческих школах.

В 1914 г. число учащихся в вузах достигло 80.000 человек (в т. ч. 40.000 - в университетах). В средних учебных заведениях было свыше 700.000 учащихся, в ремесленных и низших технических училищах - около 50.000. Учительских семинарий, готовивших преподавателей в народные школы, было в 1912 г. 122 , с 20.000 обучающихся. Количество учащихся в высших и средних учебных заведениях в 1894-1914 гг. выросло в 3 раза, а в начальных - в 2 раза.

В царствование Николая II были открыты 2 новых университета: в Саратове и Ростове-на-Дону, женский Медицинский институт в Петербурге. Значительное внимание уделялось развитию технического образования. Был открыт ряд великолепных политехникумов: в Петербурге, Киеве, Варшаве, Самаре, Омске и Новочеркасске; два новых сельскохозяйственных института: в Варшаве и Харькове; высший горный институт в Екатеринбурге.

В университеты России тысячами поступали представители несостоятельных кругов. Среди студентов вузов дворяне по происхождению составляли 22,8% (среди учащихся гимназий и реальных училищ - 25,6%). При этом, многие из них учились бесплатно и получали стипендии. Так, по материалам проведенного в 1899-1900 гг. обследования материального положения студентов Московского университета, типичного для всей страны, половина из 4 тыс. студентов были освобождены от платы за учение, а около 1 тыс. получали стипендию. Всего в год на это тратилось около 500 тыс. руб. В других университетах картина была примерно та же. Следует отметить, что если в США и Англии плата за обучение в высших учебных заведениях колебалась от 750 до 1 259 долларов в год, в Царской России студенты платили от 50 до 150 руб. в год, т.е. 25-75 долларов по тогдашнему курсу.

С 1908 г. бесплатное первоначальное обучение стало обязательным. Для этого каждый год открывалось дополнительно 10.000 государственных школ, число которых к 1913 г. достигло 130.000. Удельный вес неграмотных был небольшим. Из 14% неграмотных большая часть принадлежала к нерусским народностям Сибири и Поволжья, хотя никаких препятствий для их обучения со стороны государства не было.

За годы царствования Николая II общие расходы на дело образования и культуры выросли в 8 раз и более чем в два 2 превосходили затраты на образование во Франции и в 1,5 раза - в Англии. Государственные ассигнования с 1894 по 1904 г. возросли более чем в два раза. Бюджет Министерства народного просвещения увеличился с 22 млн. до 42 млн. руб. Дотации на церковные школы выросли с 2,5 до 13 млн. руб. Одни казенные ассигнования на коммерческие училища достигали 2-3 млн. рублей в год. Примерно в такой же пропорции увеличились за этот период земское и городское финансирование просвещения. К 1904 г. соединенные расходы всех ведомств (Св. Синода, Министерств народного просвещения, Финансов, Земледелия, Военного и Морского ведомств и пр.), на народное образование уже превышали 100 млн. руб. ежегодно.

Суммарные расходы на просвещение к 1914 г. составили 300 млн. руб. Был принят принцип ежегодного увеличения расходов по народному образованию на 20 млн. руб. (половина - на строительство новых школ, другая - на их содержание).

С 1894 по 1914 г. бюджет Министерства народного просвещения вырос на 628%, число учащихся в средних учебных заведениях - на 227%, в высших учебных заведениях - на 180%, в низших - на 96% (учащихся в последних - кроме Ср. Азии - было в 1914 г. 6.416.247 человек).

Преподаватели учебных заведений имели очень высокий социальный статус. Так, по Табели о рангах учителя гимназий и лекторы университетов имели чин коллежского асессора (VIII класс, а личное дворянство давал уже IX - титулярного советника), доценты университетов - надворного советника (VII класс - равный подполковнику в армии), ординарные профессоры и директора гимназий имели чин статского советника (V класс - выше армейского полковника), ректоры университетов - чин действительного статского советника (дававший потомственное дворянство IV класс - генерал-майор в армии). Примечательно, что чин коллежского советника (VI класс - полковника в армии) имели библиотекари публичной библиотеки, а директор ее имел наравне с академиками генеральский чин действительного статского советника. Соответствующими были и доходы: преподаватель средней школы получал в год от 750 до 2000 руб., профессор - от 3000 до 5000 руб. Для сравнения приведем уровень доходов некоторых других групп населения России: в армии поручик получал 494,4 руб. в год, штабс-капитан - 522 руб. в год (что сопоставимо с заработком квалифицированного рабочего), оплата труда технического персонала составляла 1462 руб. в год. 84,7 % адвокатов имели годовой доход от 2.000 до 10.000, а 7, 4 % - от 10.000 до 50.000 руб.

Достижения российской науки и искусства (литературы, живописи, музыки, театра) в эпоху царствование Александра III и Николая II настолько огромны и очевидны, что мы, не приводя здесь общеизвестных фактов, лишь констатируем, что этот период был временем истинного русского культурного ренессанса. Отметим, все-таки, что именно при Императоре Николае II был создан государственный фонд, из которого на оказание помощи нуждающимся литераторам отпускалось по 50 тыс. рублей в год.

В России в 1894 г. имелось 1315 типографий. Книг и других непериодических изданий было выпущено 16 541. Тираж их достигал нескольких десятков миллионов экземпляров. Периодических изданий всех видов выходило около 850, ежедневных газет, не считая губернских официальных изданий, - более 100.

В 1908 году периодических изданий в России было уже 2.028, в т. ч. ежедневных 440. Книг и брошюр издано 23 852 названия общим тиражом свыше 70 млн. экземпляров.

ЦЕРКОВЬ

Понимая, что индустриально-технический прогресс и повышение уровня светского образования могут быть полезны стране только при высоком духовно-нравственном состоянии нации, Самодержавие неустанно заботилось о положении Русской Православной Церкви, к которой по переписи 1897 г. принадлежало 70% населения страны.

Церковь имела 57 семинарий и 186 духовных училищ, которые ежегодно давали России 2 тыс. новых священников.

Для воспитания русских детей в духе Православия, любви к Родине и Царю Русская Церковь открывала церковно-приходские школы, количество которых к 1899 г. достигло 43 тыс. (т.е. почти при всех русских храмах), а число учащихся в них -2 млн.

Количество строящихся церквей росло высокими темпами. 110 тысяч священников даже не хватало на все приходы. Развивалось и русское иночество. Если в начале царствования Николая II существовало 774 монастыря, то в 1912 г. их было уже 1005, а число монахов, монахинь и послушников возросло более чем в 2 раза.

В правление Николая II, в т. ч. по его личной инициативе было прославлено больше святых, чем за весь XIX в. Его личность играла огромную роль в церковной жизни России. Именно в его царствование было подготовлено имевшее место в 1917 г. восстановление Патриаршества.

ЗАКОНЫ И ЧИНОВНИЧЕСТВО

В стране, которую называли "царством кнута и цепей", действовали на самом деле весьма мягкие и гуманные законы. Россия была единственной страной в мире, где (со времен Императрицы Елисаветы Петровны) смертная казнь была отменена для всех преступлений, находившихся в ведении общих судов. Она сохранилась только в военных трибуналах и для тягчайших государственных преступлений. Восшествие на Престол всегда отмечалось смягчением наказаний. Ссылка на поселение в Сибирь была отменена 12 июня 1900 г. С мая 1903 г. в Европейской России устанавливается единая норма - один полицейский служитель на 2 500 человек. В Англии и Франции число полицейских на тысячу населения было выше в 8-9 раз.

В Царской России в 1897 г. всех государственных чиновников было 101.513 человек, а в начале XX в. - 161 тыс. (с канцеляристами - 385 тыс.). К 1917 г. всех государственных служащих (общегражданские чины имели учителя, врачи, инженеры и др.) было 567 тыс. на 150 млн. населения(, т.е. 38 человек на 10.000 населения. В той же Франции еще в середине XIX в. при вдвое меньшем населении чиновников было 500.000. В Англии при населении в 3-4 раза меньше, их было 779.000 человек. В США в 1900 г. - 1.275.000 человек при населении в 1,5 раза меньшем. В Германии, при населении в 2,5 раза меньше чиновный аппарат насчитывал 1,5 млн. человек. Таким образом, в России на душу населения чиновников было в 5-8 раз меньше, чем в "передовых" странах.

В 1897 г. дворянами по происхождению были только 30,7% чиновников и 51,2% офицеров. При этом надо помнить особый, служилый характер российского дворянства. Большинство из них не было помещиками. Еще по данным 1850 г. из 253.068 потомственных дворян 148.685 вообще не имели крепостных, а 109.444 человека лично занимались хлебопашеством. Приток в дворянство выходцев из других сословий был очень велик. С 1836 по 1843 г. из произведенных в чин VIII класса 64,7% составляли недворяне, только в 1825-1845 гг. потомственное дворянство по чинам и орденам получили около 20.000 человек. В период с 1875 по 1896 г. в правах потомственного дворянства были утверждены 39.535 человек.

Характерно, что 60% российских государственных служащих I-IV класса, т.е. военных и штатских генералов, не имели никакой недвижимой собственности. Среди чиновников менее высокого ранга владение недвижимостью было вообще явлением крайне редким. В 1903 г. даже среди генерал-лейтенантов помещиками были лишь 15,2%.

АРМИЯ И ФЛОТ

Российская Империя обладала самой многочисленной в мире армией мирного времени. В первой половине 90-х гг. XIX в. ее 22 корпуса, не считая казаков и иррегулярных частей, насчитывали 900 тыс. человек. При четырехлетнем сроке военной службы число призывников ежегодно было втрое больше, чем было нужно армии. Это не только давало возможность производить строгий отбор по физической годности, но и позволяло предоставлять широкие льготы по семейному положению. Единственные сыновья, старшие братья, на иждивении которых находились младшие, учителя, врачи и т.д. освобождались от действительной военной службы. В России зачислялся в армию всего 31 % призывных каждого года, тогда как во Франции - 76 %. Количество солдат в строю и в запасе на тысячу человек населения составляло в России - 16, тогда как во Франции - 35, в Германии и Австро-Венгрии - 23 человека.

Для подготовки офицерского состава имелось 37 средних и 15 высших военных учебных заведений, в которых обучалось 14-15 тыс. человек. Всем нижним чинам, проходившим службу в рядах армии, давались начала общего образования. Неграмотных обучали писать и читать.

Состав офицерского корпуса России был весьма разнообразен. В конце XIX - начале XX в. среди них помещиков было не более 10-15%. В период I Мировой войны в офицеры (а с первым офицерским чином приобреталось личное дворянство) было произведено примерно 220 тыс. человек. Большинство из них (около 90%) составляли выходцы из недворянских сословий. Так, на 1 января 1915 г. из 316 юнкеров Иркутского военного училища сыновей потомственных дворян было 31, купцов - 5, крестьян - 75, мещан - 75. Из 314 выпускников Владимирского военного училища 1 февраля 1916 г. потомственных дворян было 25 человек, сыновей "личных" дворян - 57, духовенства, в т. ч. псаломщиков, дьячков и пр., - 15, почетных граждан - 21, купцов - 12, крестьян - 106, мещан - 70, прочих (солдат, лакеев и т.п.) - 12. В целом из произведенных за войну в прапорщики (как выпускников училищ, так и произведенных на фронте) до 80% происходили из крестьян и 4% из дворян, и только 1% - из помещиков.

В царствование Александра III возродился и отстроился русский военный флот. Было спущено на воду 114 новых кораблей, в том числе 17 броненосцев и 10 бронированных крейсеров. Водоизмещение русского флота достигало 300 тыс. тонн, он занимал третье место в мире после Англии и Франции.

Императором Николаем II к началу I Мировой войны была проведена грандиозная военная реформа. К 1914 г. русская армия насчитывала 37 корпусов, не считая казаков и иррегулярные части, с составом мирного времени 1.300 тыс. человек.

Начальник германского главного штаба генерал фон Мольтке писал 24 февраля 1914 года: "Боевая готовность России со времени русско-японской войны сделала совершенно исключительные успехи и находится ныне на никогда еще не достигавшейся высоте. Следует в особенности отметить, что она некоторыми чертами превосходит боевую готовность других держав, включая Германию".

Русский флот, несмотря на сопротивление "передовых" кругов, возродился после неудачной русско-японской войны к новой жизни. К 1917 г. он должен был достигнуть четвертого положения в мире после Англии, США и Германии.

Невиданными темпами росла боеспособность армии во время I Мировой войны. К ноябрю 1916 г. по сравнению с январем 1915 г. производство 76-мм орудий возросло в 8 раз, гаубиц в 4 раза, винтовок в 4 раза, тяжелых снарядов в 9 раз, 76-мм снарядов - в 19,7 раз (а по сравнению с 1914 - в 40 раз, до 2 млн. в месяц)(, взрывателей - в 19 раз, бомб - в 16 раз, взрывчатых веществ - в 40 раз, газов - в 69 раз. По отношению к 1914 г. производство пулеметов выросло в 6 раз; утроилось число аэропланов (до 716 шт.). Россия, несмотря на все тяготы навязанной ей войны, смогла организовать, вооружить и снабдить 60 армейских корпусов. К зиме 1916/1917 гг. русская армия была обеспечена всем необходимым для решающего наступления, и поражение Германии и ее союзников к весне 1917 г. было несомненно. Это признавали даже враги Царской России, осознававшие, что ее победа чрезвычайно усилит позиции Самодержавия. Подлость и измена, названные революцией, были для них последним шансом, и этот шанс был, к сожалению, использован.

Такова истинная картина Самодержавной России. Эдмон Тэри, редактор "Economiste Europien" писал в 1913 г.: "Если дела европейских наций будут с 1912 по 1950 г. идти так же, как они шли с 1900 по 1912 гг., Россия к середине текущего века будет господствовать над Европой как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении". Уже упоминавшийся Морис Беринг писал: "Не было, пожалуй, еще никогда такого периода, когда Россия процветала бы материально, чем в настоящий момент, или когда огромное большинство народа имело, казалось бы меньше оснований для недовольства... У случайного наблюдателя могло бы искушение воскликнуть: да чего же большего еще может желать русский народ?".

Ну а к чему привели Россию враги Самодержавия, с их ГУЛАГами, колхозами, "культурными" революциями, "перестройками" и демократизациями мы все с вами свидетели.

Источник: Монархистъ
Категория: Мои статьи | Добавил: nox (25.01.2011)
Просмотров: 466 | Комментарии: 1 | Теги: империя | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: