На других языках

Форма входа

Категории раздела

Облако тегов

Помощь проекту

WebMoney

Яндекс-Деньги

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 132

Музыка

Друзья сайта

ТрадициЯ. Русская энциклопедия! Рубеж Севера www.nastavlenie.ru Спорт, Зож, sXe НСН Венед Русская цивилизация Информационно-справочный интернет-портал ПАТРИОТ ПОМОРЬЯ
Главная » Статьи » Мои статьи

Этническая история (XVI - XVII ВВ.)
В Поморье со 2-й пол. 16 в. наиболее характерными явлениями были расширение внутр. колонизации в целом с её ориентацией на В. и всё усиливавшийся отток нас., особенно в 17 в., через Урал в Сибирь. Так, в Коми крае осн. поток переселенцев с конца 16 в. направлялся со старожильческих земель к устью Сысолы и на верхнюю Вычегду, заселение к-рых сдерживалось ранее опасностью нападений вогулов.

Нас. на верхней Вычегде возросло более чем в 10 раз; продолжалось заселение верхней Мезени, уплотнялось заселение в Вычегодской и Сысольской землях. Всего за 17 в. в Коми крае появилось более 300 новых поселений.

Самым населённым в нач. 17 в. было Центр. Поморье (15% всей терр. С.). К 16 в. бассейны Сухоны, среднего течения Сев. Двины и её левого притока Ваги, а также Заонежье и Белозерский край были наиболее обжитыми, там интенсивно развивалось пашенное земледелие. В этих краях, составлявших Центр. Поморье, Сухоно-Двинский речной путь от Вологды до Белого моря имел решающее значение в его экон. развитии. Судоходство, судостроение, солеварение в Тотьме, Соли Вычегодской и на беломорском побережье способствовали развитию ремёсел в крест, волостях и городах. Северо-зап. часть Поморья - Заонежские погосты, Кольский и большая часть Каргопольского уездов, Чарондская округа были центрами крестьянской железоделательной пром-сти и кузнечного ремесла.

В северо-вост. части Поморья - Мезенском, Кеврольском, Пустозерском, Яренском уездах рус. нас. занималось охотой на пушного зверя и морскими промыслами в приморской полосе; там же зарождались солеварение и кузнечный промысел.

Вятская земля к 17 в., центрами к-рой были города Хлынов (позднее - Вятка), Котельнич, Орлов, Слободской, Шестаков, со 2-й пол. 16 в. интенсивно заселялась. На землях Верх. Прикамья оседлое рус. нас. появилось относительно поздно - в 14 - нач. 15 вв. В кон. 15 и в 1-й пол. 16 вв. рус. колонизация Приуралья ещё не приняла массового характера.

Административными и оборонительно-опорными центрами в Пермской земле стали три города - Чердынь, Кайгородок и Соликамск, к-рые затем превратились в центры уездов. До 1630-х гг. первенствующее значение в Пермской земле имела Чердынь, через к-рую проходили пути на В., в Зауралье. После 1630-х гг. возросло значение Соликамска в связи с освоением новой более короткой и удобной дороги в Сибирь (Бабиновской), открытой еще в 1597. К нач. 17 в. рус. переселенцы заселили часть земель по Каме, Вишере, Колве, Чусовой, Сылве. Чердынь и Соликамск в конце 16-17 вв. стали кр. перевалочными центрами на путях в Сибирь.

Ко 2-й пол. 17 в. рус. освоение Пермской земли проходило очень интенсивно, чему способствовало развитие местных промыслов. По своему происхождению переселенцы Чердынского и Соликамского уездов были связаны с нас. Усть-Сысольского, Яренского, Сольвычегодского, Глазовского, Слободского, Котельнического уездов, т. е. с терр. Поморья. Кр. р-ном рус. освоения стало Обвенское поречье. Рост нас. в Приуралье происходил почти исключительно за счёт переселенцев из разных областей Поморья вплоть до его западной (Каргополь) и центр, частей. Уже по данным первой половины 17 в. массовый отток нас. на В. наблюдался из Сев. и Центр. Поморья - Двинского, Кеврольского, Пустозерского и Мезенского уездов. К 1678 нас. этих уездов, судя по количеству брошенных дворов, по сравнению с 1620-ми гг. уменьшилось более чем на 13%, причём в Двинском уезде это уменьшение к 1678 достигало уже 19%, а в Сольвычегодском - 30%.

В Пермской земле рус. переселенцы столкнулись с финно-угорским нас. - коми, хантами и манси, но их этнич. взаимодействие имело свои особенности. Если в Зап. и Центр. Поморье, как и в центре Восточно-Европейской равнины, преобладала естественная ассимиляция славянами финнов, то в Приуралье этнич. ситуация складывалась сложнее. Так, коми в 15 в. с бассейнов Выми, Сысолы, Вычегды стали распространяться в верховья Мезени и Удоры, а в 16 в. осваивать земли по берегам Ижмы и Печоры.

На терр. Чердынского уезда до прихода рус. переселенцев находился один из древнейших очагов коми-пермяцкого расселения. В 16-17 вв. там началось перемещение коми-пермяков в юго-зап. и вост. направлениях. На Колве рус. переселенцы встретились также с коми-зырянами и манси. По Вишере во все периоды рус. освоения края проживали манси. Терр. Соликамского уезда за исключением Обвенского поречья была менее освоена коми-пермяками, и рус. переселенцы часто занимали там пустые места.

Важнейшим следствием массовых стихийных миграц. движений в Вост. Поморье (или Приуралье) было образование в 17 в. историко-этнич. терр. рус. народа на С. Восточно-Европ. равнины от Карелии до Урала. Падение Казанского ханства создавало предпосылки для массового заселения русским народом Приуралья. Продолжением его освоения были миграционные движения за Урал.

Присоединение Сибири к Рус. гос-ву имело огромное значение для социального и экон. развития многоплеменного по своему составу нас. Сибири, к 16-17 вв. сохранявшего родоплеменной строй. Рус. гос-во, распространившее свою юрисдикцию на огромную терр. вплоть до Тихого океана к сер. 18 в., становилось гoc-вом евроазиатским.

Рус. заселение Сибири и её хоз. освоение - внедрение в 17 в. пашенного земледелия как ведущей отрасли хозяйства, становление в 18 в. горнорудной промети, образование местных областных рынков с их вовлечением в общерос. торгово-экон. связи - были следствием взаимосвязанных и взаимообусловленных процессов административной деятельности гос. системы и стихийных нар. миграций в Сибирь и внутри неё на протяжении дальнейших веков.

Поход Ермака, начавшийся в 1581, по Чусовой и далее после перехода Уральского хребта по рекам Тагилу и Туре ознаменовался захватом осенью 1582 столицы ханства Кашлыка. Поражение Кучума привело Сибирское ханство к развалу; хантыйские и мансийские предводители плем. объединений и часть татарских мурз признали рус. подданство.

Борьба с Кучумом продолжалась до конца 1590-х гг. Рус. администрация последовательно возводила опорные пункты (Тюмень - 1586; Тобольск - 1587; Пелым - 1593; Березов - 1593; Сургут - 1594 и др.). При всей этой военно-адм. деятельности собственно вхождение Сибири в состав Рос. гос-ва происходило на протяжении десятилетий по мере её освоения рус. переселенцами. Освоение Зауралья поморские промышленники начали, по всей вероятности, в 15 в., хотя наиболее древний путь по Печоре и системе её притоков и далее через перевалы Урала был известен ещё новгородцам ("чрез-каменный" путь).

Освоение именно этого очень трудного пути в его разных вариантах, к-рым пользовались вплоть до 18 в., объяснялось необходимостью обойти владения булгар, а затем казанских татар, исключавших возможность использования путей по Каме и её притокам. В 1-й пол. 16 в. широко использовался морской "ход" от Белого моря с волоком через полуостров Ямал и далее в Обскую губу.

Наконец, после присосдинения Пермской земли в 15-16 вв. наиболее известным был путь по Вишере от Соликамска к Чердыни, далее через "Камень" (Уральский хребет) и по речной системе рек Лозьва- Тавда-Тобол-Иртыш-Обь. Изменение путей наметилось только во 2-й пол. 16 в., когда установилась безопасность передвижения по более юж. р-нам.

В Сибири рус. промышленники, а затем и земледельцы встретились с этнически сложным местным нас., охотниками, рыболовами, оленеводами и скотоводами, разбросанными на огромной терр. В бассейне Оби жили угры - ханты (остяки) и манси (вогулы). Крайний Север населяли в лесотундре и тундре различные самодийские племена. Юг Зап. Сибири занимали сиб. татары.

От Оби и до берегов Охотского моря в таёжной полосе до юж. границ Сибири кочевали эвенки, а на С.-В. совр. Якутии родственные им эвены (ламуты). К тем же тунгусо-маньчжурам относились многочисл. группы в Приамурье - нанайцы (гольды), удэгейцы, ульчи, орочи. В верховьях Енисея и в Присаянье расселялись разл. этнич. группы тюрк, происхождения - сойоты и др.

На среднем Енисее жили кеты. В бассейне Лены (до её низовьев) и далее на В. до Тихого океана обитали якуты, в обл., прилегающих с запада и востока к Байкалу, - буряты, на юге Дальнего Востока и крайнем сев.-востоке Азии и Камчатке - коряки. Гос. власть, основывая в районах опорные пункты - остроги, становившиеся затем городами с торгово-ремесленным нас., привлекала земледельцев-новопоселенцев разл. льготами. Такие опорные пункты быстро обрастали деревнями, а затем слободами, к-рые в свою очередь становились центрами, объединяющими сел. нас.

В результате, особенно в приречных безлесных долинах, не населённых местными народами, образовывались своеобразные с.-х. оазисы. Такие с.-х. р-ны постепенно сливались и образовывались более крупные р-ны рус. заселения. Первым из таких р-нов в Зап. Сибири был Верхотурско-Тобольский, где рус. переселенцы поселялись часто чересполосно с сиб. татарами. Этот р-н сложился в 1630-х гг. в Зап. Сибири в бассейне р. Туры и её юж. притоков.

Самообеспечение Сибири хлебом в результате трудовой деятельности переселенцев стало возможно с 1680-х гг. К концу 17 в. осн. житницей Сибири стали четыре западносиб. уезда - Тобольский, Верхотурский, Тюменский и Туринский, в к-рых к тому времени компактно проживало до 75% всех рус. крестьян-переселенцев.

Другим, более вост. р-ном раннего с.-х. освоения рус. переселенцами Зап. Сибири была терр. между Томском и Кузнецком, основанными соответственно в 1604 и 1618. Эта терр. начала осваиваться с первых десятилетий 17 в. и заселялась к югу от осн. опорного пункта o- Томска, р. Томи и её притоков.

Проникновение рус. промысловиков в Вост. Сибирь началось в 17 в. до похода Ермака в низовья Енисея. Во 2-й пол. 16 в. промысловики имели свои фактории на Новой Земле и, пользуясь морским "ходом", в 1580-90-х гг. осваивали р-ны пушных промыслов с низовий Енисея. По берегам Енисейской губы и побережьям р. Хатанги образовывались поселения осевших там рус. промысловиков, составивших ядро будущего старожильческого рус. населения. По мере освоения бассейна Енисея с 1620-х гг. на его среднем течении вплоть до устья Ангары начал создаваться второй по значению хлебопроизводящий район, к-рый постепенно простирался до основанного в 1628 Красноярска.

Южнее до конца 17 в. с.-х. освоению земель препятствовали монг. гос-во Алтын-ханов, кирг. и ойратские владетели, входившие в полит, орбиту Джунгарского ханства. С.-х. селения, основанные на Енисее рус. крестьянами в 17 - нач. 18 вв., составляли большую часть нас. пунктов, существовавших там и в нач. 20 в. С кон. 1660-х гг. по 1710 нас. Енисейского и Красноярского уездов возросло вчетверо и достигало более 13 тыс. чел. муж. пола.

Дальнейшее промысловое освоение В. Сибири с 1620-х гг. начало охватывать Якутию и Прибайкалье. В верховьях Лены и по Илиму создавался хлебопроизводящий р-н, где с сер. 17 в. по 1722 количество крест, дворов выросло со 136 до 9247. На крупнейших реках - Индигирке, Колыме, Яне, Оле-неке и особенно в устье Лены часть промышленников стала оседать на постоянное жительство, и там образовывались локальные группы постоянного старожильческого рус. нас.

В Забайкалье, присоединение к-рого началось с С. из Якутии и с 3. из Прибайкалья с сер. 17 в., рус. население до 18 в. складывалось медленно. Исключение составлял район, возникший в 1660-80-х гг. на Амуре в районе Албазина, но его существование было прервано агрессией Китайской империи.

На протяжении 17 в. в Сибири сложились обширные р-ны рус. оседлого земледельческого нас., и в тундровой полосе образовались локальные группы промыслового нас., чем была заложена основа этнич. терр. рус. заселения. К 18 в. это нас. численно стало превосходить местное разноплеменное нас. По офиц. данным, в 1710 в Сибири насчитывалось ок. 314 тыс. рус. переселенцев обоего пола, к-рые на 100 тыс. превосходили местное нас.; из них 248 тыс. проживало в Зап. и 66 тыс. в Вост. Сибири. Подавляющее большинство переселенцев концентрировалось в осн. с.-х. полосе - Тобольском, Верхотурском, Тюменском, Туринском, Тарском, Пелымском уездах (106 тыс. чел. муж. пола).

В Зап. Сибири старая, возникшая в 17 в. земледельческая полоса и новая слились и составили сплошную этнич. терр., на к-рой к 1795 обитало до 227 тыс. земледельцев. С ней постепенно смыкался Томско-Алтайский район (60 тыс. чел. муж. пола). Активно осваивалась Барабинская степь (40 тыс. чел. муж. пола). В Вост. Сибири наиболее заселёнными по-прежнему оставались Енисейско-Красноярский и Илимско-Иркутский регионы (более 80 тыс. чел. муж. пола).

Одновременно со стихийными миграц. движениями в Сев. Приуралье и далее в Сибирь со 2-й пол. 16 в. началось не менее мощное движение из центр, р-нов страны в южнорус. лесостепь. Если в переселении северорус. крестьянства на восток политический момент - падение Казанского ханства послужил только импульсом, то в борьбе за южнорус. земли с Крымским ханством, а затем и Турцией, затянувшейся до конца 18 в., организующая роль гос. власти выдвигалась на первый план.

Освоение рус. народом чернозёмной лесостепной полосы южнее Оки было одним из важнейших этапов образования его историко-этнической территории. Сдвиг рус. нас. на Ю. в 16 в. связывался прежде всего с прекращением к 16 в. внутр. феод, войн на Руси, быстрым ростом населения и увеличением его плотности на бедных суглинистых землях, потребностями в с.-х. продукции в связи с оживлением экономики.

Однако в отличие от других регионов, на к-рые распространялось рус. заселение, хоз. освоение "дикого поля" крайне затруднялось сложными политическими обстоятельствами. После падения Казанского ханства очагом постоянной опасности для образовавшегося Русского гос-ва на юж. и юго-вост. его границах оставались Крымское ханство и Ногайские орды. Эта опасность, воплощавшаяся в бесконечных набегах, угоне и разорении населения из р-нов даже севернее течения Оки, усложнялась тем, что Крымское ханство попало в вассальную зависимость от Османской империи, к-рая на протяжении 16-17 вв. вела упорную наступательную политику в отношении Центральной и Восточной Европы, Кавказа и Ирана.

Незыблемость существования Крымского ханства была основой политики Турции в Причерноморье, а набеги крымских ханов на рус. земли составляли основу экономической системы существования ханства, что исключало возможность какого-либо соглашения с ним России. Это обстоятельство порождало для России необходимость вести тяжёлую оборонительную борьбу, которая осложнилась после перехода под московскую власть от Литвы на рубеже 15-16 вв. области т. н. "заоцких городов", расположенных между верхним течением Оки и бассейном её притоков - Протвы, Угры и Жиздры.

Эта область была давно заселена, довольно плодородна, имела по Оке, притокам Десны и сухопутным дорогам экономическую связь с центром страны и требовала постоянной защиты от татарских набегов. Еще большее значение имела Рязанская земля - один из важнейших земледельческих центров.

С сер. 16 в. московское пр-во стало выдвигать значительные силы полевой армии далеко за Оку, под Тулу и далее на рубежи рек Быстрая и Тихая Сосна к Днепру и Дону. Под этим прикрытием началось стр-во и укрепление городов-крепостей. В 1580--90-х гг. на юж. "украине" была возведена целая сеть городов-крепостей, на которые опирались полевые полки (Ливны, Воронеж, Елец, Белгород, Оскол, Валуйки, Кромы, Курск и др.). За годы "Смуты", восстания И. Болотникова и польской интервенции в нач. 17 в. эта "ограда" обветшала и разрушилась.

В 1620-х гг. в связи с восстановлением юж. крепостей стало происходить "сползание" военно-служилого населения путём адм. переводов из приокских городов на юг. Одновременно преимущественно из приокских узлов туда же усиливался стихийный переселенческий поток. В 1640-х гг. резко усилились переселения в бассейн верхнего Дона и Воронежа и примыкавшие к ним с севера Козловский и Тамбовский уезды. После принятия в 1649 Соборного уложения в южных городах практически игнорировалась статья об обязательном возвращении оттуда помещикам беглых крестьян.

При всех потерях от крымскотат. набегов, в 1-ю пол. 17 в. рус. крест, нас. юж. окраин насчитывало в сер. века 230 тыс. чел. Число служилых людей, постоянно проживавших на терр. Белгородского и Севского военных округов, к концу 17 в. достигало 84 тыс. чел., мн. из них занимались с. х-вом.

Миграции рус. нас. в лесостепную и степную полосы Восточно-Европейской равнины, на терр. бывшего "дикого поля", на востоке смыкались с миграциями в Среднее Поволжье и на юго-востоке постоянно пополняли казачье нас., осваивавшее с 16 в. бассейн нижнего Дона и Приазовье.

Во второй половине 16 в. в Среднем Поволжье рус. земледельческое население концентрировалось в р-нах возведённых на волжском правобережье во 2-й пол. 16 в. городов - Чебоксар, Цивильска, Козь-модемьянска, Кокшайска, Санчурска, Лаишева, Тетюшей, Алатыря, где оно поселялось среди марийского нас. Миграц. передвижения рус. нас. в Среднее Поволжье происходили преимущественно из верхневолжского района и "замосковных" уездов. В Среднем Поволжье рус. заселению не угрожали такие опасности, какие представляли на "диком поле" крымские татары.

Однако московское пр-во во 2-й пол. 16 - 1-й пол. 17 вв. также возводило засечные линии, а при создании Белгородской черты продолжило её от Тамбова к Симбирску (Корсунско-Симбирская линия), а в Заволжье несколько ниже Симбирска в 1652-56 возвело Закам-скую линию для предотвращения набегов ногайских и башк. отрядов. В 16- 17 вв. Ср. Поволжье заселялось преимущественно стихийным путём. Однако в этом краю стали появляться и "переведенцы", т. е. зависимое крестьянство, владельцам к-рого - светским феодалам и монастырям - раздавалась земля.

Источник: Лица России

Категория: Мои статьи | Добавил: nox (03.04.2011)
Просмотров: 864 | Комментарии: 1 | Теги: Русские | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: